mortulo (mortulo) wrote,
mortulo
mortulo

Настоящий полковник

Нападает меня на меня периодически в людных местах в минуты ожидания посмотреть-послушать окружающий мир. Сидишь вот так и смотришь-слушаешь-ощущаешь. Как рыбак, наверное. И иногда улов бывает очень интересным.

В тот раз я сидел в аэропорту в ожидании посадки на рейс. Сидел и тоже рыбачил: в основном внимание привлекали женщины - уж больно изощренно они одеваются для перелетов в самолете. Но через пару тройку минут рядом со мной присела пара мужиков и всё моё внимание уже не могло оторваться от них. Нет, я так же рассеянным взглядом бродил по аэропорту, смотрел как бы на девчонок, но весь мой слух и концентрация были сосредоточенны на этой паре.

Мужики явно состояли в “неравном браке”. Один был мужчина в летах, говорил раскованно вальяжно и рассудительно с видом человека, который уже “понял жизнь”. Второй был значительно моложе и обращался к нему подобострастно по имени отчеству, достаточно ловко направляя общий ход беседы и выпытывая подробности историй, по которым мотало его собеседника.

Мужчина в летах имел вид “настоящего полковника”. Я хоть и не могу безошибочно угадывать звания людей в штатском, как это делают настоящие профессионалы, но, судя по всему, опыта ношения лампасов на штанах у него не было. Из обрывков беседы я понял, что он то ли заведовал, то ли заведует каким-то закрытым институтом, но вот раньше...

Он сыпал датами событий седины суровой. Легко бросался именами, которые мы регулярно слышим из ящика и ссылаемся на них как на “питерских”. Но контекст, в котором он их вспоминал! “Да я его знаю давно. Наверно с 1984-го. Меня тогда пригласили на рыбалку, а он сидел за рулем уазика. Рыбалка была так себе, уазик сломался, но встреча удалась”.

Иногда он отвлекался от наших реалий и вспоминал совсем уж потусторонние вещи. “Да он жил тогда рядом с нами в Сантьяго, ну, во время тех самых событий. Нет, он не был левым, вы что? Я вам скажу, что левых там было не много, если честно, всё больше правые. Но он и у нас работал, руководил лабораторией в институте в Питере. Но после тех событий мне уже с ним нельзя было встречаться, вы ж понимаете!”.

Судя по всему “полковника” накрыла необходимость увековечивания личных мемуаров. А подобострастный молодой человек был носителем литературного таланта и его задачей было снять информацию, которая фонтанировала во все стороны из старого зубра. Я думаю, мне улыбнулась удача повидать одного из тех самых мифических “литературных негров”, что пашут на любителей мемуаров.

Полковника явно не устраивало отдавать полет мысли журналисту на самотёк. Он с легкой обидой рассказывал, что в его родной школе в Белоруссии, в местном музее славы повесили его фотографию с его выдающейся биографией: “Но ведь там всё не так! Мне так неудобно было, так неудобно...”

Послушать полковника было очень интересно и поучительно с любых точек зрения. Но больше всего меня поразила одна вещь. Для него не было разницы между СССР и той страной, в которой мы живем сейчас. “Ну там как раз мы меняли нашу структуру в 90-е годы...”. Для него это не разные страны, не разные формации, не разные этапы жизни. Нет, он как работал на одну страну, организацию, институт, так и продолжает работать. Все эти названия, политические силы, властные игры - это всего лишь антураж, который не заслуживает внимания: “Да молодой человек, поверьте, это не стоит внимания, самые интересные вещи происходили тогда совсем в другом месте”.

Я действительно чувствовал, что этот человек живет в каком-то другом мире, в других пластах информации, где все привыкли глядеть на доску сверху и не отождествляться с фигурами на доске. Там, где игры не заканчиваются и не прерываются, есть только одна Игра. Где игроки может и меняются, а вот команды, за которые они играют - вряд ли. Название Игры и команд может меняться, это да, но суть Игры не меняется никогда. И временами “полковник” не мог скрыть раздражения, что его спутник не понимает таких простых вещей и пытается выяснить вещи, которые не имеют ни малейшего значения. Да, наверно очень интересные вещи, которые будут интересны многим, но... “Ведь там всё было не так!”

Нет, все было как раз так. Но было ещё много чего, что было гораздо важней и имело гораздо большее значение. Но все, почему-то, привыкли смотреть на совершенно иные вещи.

Полковник с журналистом ушли на свой рейс. А я потом ещё долго думал и вспоминал эту случайную встречу. Прокручивал в голове что, о чем и как говорил этот зубр непонятно каких служб. Мне иногда до сих пор, когда мне приходится оценивать какую-то сложную ситуацию, в которую вовлечено много людей, мерещится он, с легким раздражением качающий головой: “Значение имеет совсем не это”. Вот только бы ещё знать - а что же действительно имеет?..
Tags: 2-ой контур, 3-ий контур, все едино, люди, осознание
Subscribe

  • 1000 раз. Конец первой формы

    Я довел до конца счётчик первой формы до 1000 раз. По сравнению с первой массой положительных впечатлений на второй полутысячи эйфории было уже…

  • 1000 раз

    Раз уж меня пробудили от спячки… В силу резко обострившейся командировочной жизни встала проблема компенсации недостатка физических нагрузок,…

  • Призраки прошлого. Настоящего и будущего

    Когда-то в наш поселок, где я рос, по какой-то там разнарядке был прислан новый сотрудник милиции. Молодой, видно так ему карта легла по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments

  • 1000 раз. Конец первой формы

    Я довел до конца счётчик первой формы до 1000 раз. По сравнению с первой массой положительных впечатлений на второй полутысячи эйфории было уже…

  • 1000 раз

    Раз уж меня пробудили от спячки… В силу резко обострившейся командировочной жизни встала проблема компенсации недостатка физических нагрузок,…

  • Призраки прошлого. Настоящего и будущего

    Когда-то в наш поселок, где я рос, по какой-то там разнарядке был прислан новый сотрудник милиции. Молодой, видно так ему карта легла по…