Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Йода

Рабочие заметки - работа со снами. Тем, кого это касается.

В ходе плановых экспериментов со снами, пытаясь применить извращенные методологии, получил головокружительный приход. Итогом стал яркий сон, насыщенный действующими лицами и интенсивной интеллектуальной деятельностью, что для моих снов не является характерной деталью. Всё же, к тупым незамысловатым боевикам я более привычен, чем к заумным беседам.

Сон начинался вполне себе привычным и приятным способом. Я направлялся в… Назовем это своим словом: в "кабак". Угу, на харлее. Да, я был неимоверно крут, потому заехал в кабак прямо на этом самом харлее, припарковав его прямо у столика. Я уже сказал, что я был крут? В принципе, в другой ситуации уже само это событие дало бы мне достаточно материала для проработки.

Но в кабаке меня ждала встреча "старых друзей" (kba - ПРЕВЕД!) и всё предвещало банальную пьянку и должно было развиваться по стандартному сценарию, но двери салуна распахнулись, и в них появился gest. Нет, не так… В них появился ГЕСТ: "Ба, да это ж Гест!" – завизжали какие-то гламурные девицы в углу и побежали брать у него автографы. И с этого момента стандартный сценарий сна начал давать пробуксовку.

Уже буквально через 5 минут весь кабак активно занимался обсуждением какого-то альтернативного мира, в котором, по какой-то причине, не появились танки. Машины были, бронеавтомобили были – а танков не было. Интеллектуальное бесчинство возглавляли, как вы понимаете gest и присоединившийся к нему xeye. Причиной несчастья жителей альтернативного мира они посчитали отсутствие у них дизелей, после чего они приступили к обсуждению к идее невозможности в принципе построения подводного флота в отсутствии дизельных моторов. В этот момент меня не оставляло ощущение, что в их компании не хватает muromasa: тогда бы это был законченный триптих на тему: "бальзаки моей ленты". Она, без сомнения, быстро бы объяснила бы этим мужским интеллектуальным варварам, что всё дело в местных особенностях авраиимических религий.

В процессе их дискуссии стены кабака претерпели изменения, покрывшись интерактивной экспозицией экспонатов технического музея. Оба оратора постоянно тыкали пальцами в особо выдающиеся предметы, управляя этой экспозицией, во всю пользуясь возможностями современных технологий (Пацаны, как это у вас получается, а?). Особо меня впечатлил экспонат: "Лодка подныривания ближнего радиуса действия".

С помощью актуальной темы и новаторской подачи материала, они действительно сумели вовлечь в дискуссию весь кабак. Свое посильное слово даже внесли конкретные пацаны, отдыхавшие за соседним столиком ("Ну эта, чиста… Зачем у него там эта хрень торчит?"). Но всю магию момента испортил потасканного вида мужик, застывший с открытым ртом в дверном проеме. В самый кульминационный момент его полиэтиленовый пакет лопнул, и 5 или 6 бутылок водки разбились с громким звоном. Очарование спало. Официантка, правда, предлагала за 55 рублей чаевых кардинально решить проблему с выпивкой, но почему-то народ не вдохновился.

Остаток встречи я, размахивая пивной кружкой (Хугарден, если чо), доказывал gest-у, что величайшим интеллектуальным изобретением человечества следует считать танковую гусеницу. Ибо колесо изобрели сколько-то там тысяч лет назад, а вот гусеницы появились, как бы, только в веке 20-м. И вообще, гусеница – это же так неочевидно! В ответ gest с видом королевы-матери, случайно оказавшейся в портовом притоне для моряков, брезгливо морщился и в итоге высокомерно сообщил, что он уже "почти дописал постинг", в котором всем объяснит, что на самом деле нужно считать "самым великим интеллектуальным достижением человечества". Надеюсь, не соврал.

По субъективному времени вся эта интеллектуальная оргия продолжалась часов 5 и вымотала меня изрядно. Когда мне удалось проснуться, на часах было 4 часа утра, и моя нервная система была в крайне возбужденном состоянии. Как после добротного качественного кошмара, просмотренного с удовольствием. Как, например, после одного весьма недурного сна, где я, в целях совершения побега из концлагеря, избивал эсэсовского психолога сначала палкой, потом радиоприемником, и в конце ногами. Нам обоим это понравилось.

Так… О чем это я? А! В общем, заснуть мне удалось только часа через полтора, настолько была взбудоражена психика. Причем, повторюсь, такая социально-интеллектуальная активность для моих снов совершенно не характерна. А уж запомнить интеллектуальные откровения всегда было выше моих сил. Остаток ощущений после сна сродни "Штирлиц подумал. Ему понравилось".

PS По мимо всего прочего, всё вышеописанное можно считать также ответом на вопрос "Почему я читаю Геста".
Йода

Про онимэ. Не могу больше молчать

Да, я смотрю анимэ. Я бы не назвал себя фанатом, но смотрю. Отношусь я к нему... Да как к обычным фильмам. Ну вот такие странные фильмы: японцы, они такие затейники. И, именно по этому, я, как истинный извращенец, даже в анимэ требую достоверности. Да, я же сказал - я истинный извращенец. Отсутствие достоверности мешает мне влезть в шкуру главного героя (героини, если уж мы об анимэ, вы же все понимаете, да?) и, как следствие, насладиться данным произведением человеческой мысли до конца.

Я долго молчал, но Клеймор меня доконал. Нет, не сам Клеймор, а ноги главной героини. Ну не могут быть такие ноги у барышни, чьё хобби разрубать врагов налету огромным двуручником. И спина будет работать совсем иначе. Я понимаю: эстетика жанра... Если уж мы говорим об аристократизме, то дайте ей в зубы... т.е. в руки рапиру. Сцена, где она изменила своему огромному двуручнику двум коротким клинкам, привела меня в экстаз: "Ну теперь же иное дело!!!". Скорость, изящество, движения стали гармоничнее некуда.

И дело не в том, что анимэ - это рисунки, магия и всё такое прочее. Я пищу от восторга, когда в Призраке Майор пытается оторвать руками люк бронемашины, или когда Бато подставляет свою руку под жертвенный блок. Я верю! Именно так и работает тело при экстремальных напряжениях и нагрузках. Ноги, спина, руки. Я не знаю, как этого добились создатели Призрака. Может они заставили всех художников рвать жилы на становой тяге. Может они часами созерцали, как здоровые потные мужики месят друг друга. Я не знаю. Но результат меня радует: мое тело и мышцы понимают, что происходит на экране. Да, иногда я сам себя боюсь: я действительно думаю телом, и это меня очень сильно выручает. Но и фильмы я смотрю тоже телом - отсюда растут ноги большинства моих претензий.

Какой сюжет, какие образы, вы вообще о чем? "Ты туда ходи, сюда ходи!". Именно поэтому я иногда смотрю полную чушь: просто мне доставляет удовольствие именно то, как движутся герои в фильме, как они говорят телом, думают телом, действуют телом. Хуже нет, когда фильм весь из себя претендует на шедевральность, а я не могу его смотреть, потому что тела актеров врут! Или наоборот, я умудряюсь найти в тупейшем боевике огромный пласт информации для себя на предмет "подумать", потому что читаю как раз на том же уровне тела. "А ты не выдумываешь, что там такой глубокий смысл?". Не знаю. Наверно с точки зрения большинства - выдумываю. Но эти люди на полном серьезе потом обсуждают абстрактное искусство!

Не удержусь, чтобы я ещё раз не снять шляпу перед создателями "Ковбоя Бибопа". Когда я вижу движения главного героя, я буквально цепенею. Меня завораживает та стилистика боя, которую художник дал главному герою. Ядерный коктейль небрежности, расслабленности и точности, помноженный на пофигизм главного героя - хотел бы я увидеть в реальности того, с кого рисовали эту манеру. Или узнать, что творилось в голове художника, который породил такой выраженный стиль движения героя. Или нет... Сумел выразить героя, в том числе, и через его манеру двигаться. Хотел бы я сам уметь двигаться и жить в такой манере, но... Не судьба. В силу физиологических и психофизических причин. "Слоны по деревьям не лазают".

Всё: гештальт закрыл. Я больше не буду. Честно-честно!
Йода

Стратегия чуда. ЧСВ

Давайте сразу же скажем себе, что "стратегия чуда" существует. Как, почему, и "какие ваши доказательства" - это отдельный вопрос, который можно обсуждать долго и нудно: хоть с точки зрения "глубин бессознательного", или лепки кукол вуду, а можем пойти и от расклада странных картинок на столе, суть от этого не меняется. "Стратегия чуда" штука вполне себе реальная, которой можно пользоваться, и такая характеристика как "удачливость" полководца (оппонента, торговца, коллеги и т.д. и т.п.) это не только характеристика персонажа в РПГ, а вполне себе жизненный параметр, пренебрежение которым нам может стоить очень дорого. Как именно учитывать и как измерять этот параметр - это опять же совсем другой вопрос, часто не имеющий смысла.

Предположим, что мы вполне себе представляем, что такое "стратегия чуда". Мы даже ей умеем пользоваться: каждый день устраиваем себе личный Перл-Харбор, и при этом чувствуем себя японцами, а не американцами. Вопрос цены решения задач таким способом мы тоже пока оставляем в стороне: это всё мелочи по сравнению с мировой революцией. То бишь с вопросом пресловутой личной гордости. Или тем самым Чувством Собственной Важности (ЧСВ).

Стратегия чуда предполагает по самой своей сути увеличивать каким-то образом вероятность наступления благоприятных лично для себя событий. Заметьте: событий, который, вообще-то, никак не зависят лично от тебя - просто так получилось. Да, возможно ты совершал некие ритуалы, или даже просто совершал разрозненные действия. Да, возможно, ты даже в голове нарисовал картинку, которая привела в итоге к такому блестящему результату. При этом никто и не утверждает, что "стратегия чуда" не требует деятельности как таковой: "Ты бы хоть лотерейный билет купил", а потому определённые умственные, эмоциональные и физические усилия в любом случае понадобятся. Хотя бы на совершение странных для окружающих действий, на формирование в своей голове причудливых "причинно-следственных связей". Но в лучшем случае такая картинка будет всего лишь в твоей собственной голове, а вот для всех других эта связь всегда будет далеко не очевидной. Вам просто повезло - и точка. И от вас это никак не завесило. Ни от вашего мировоззрения, ни от ваших сил, ни от вашего опыта - это всего лишь слепая удача и все. Почему удача вам сопутствует больше чем другим? Ну... Мы не знаем, знать не хотим, а будем вас просто тихо ненавидеть.

Впрочем, эта задача решалась уже многими и достаточно давно: можно обратиться к любой классике по военному искусству в духе Сунь-Цзы, Маккиавелли, или обратиться к более современным источникам типа "48 законов власти". Делай загадочное лицо, больше таинственности, создавай иллюзию своей гениальности и дело в шляпе. Тут по крайней мере окружающие могут легко объяснить, почему у тебя так все получается, а если и будут ненавидеть, то за вполне конкретные вещи, что опять таки можно использовать себе на пользу. Ну, это если вы хотите, чтоб вас ненавидели.

Бог с ними, с людьми. Самый опасный враг - это ты сам. Ведь кроме того, чтобы получить то, что ты хотел, тебе еще позарез надо, чтоб все узнали, что ты это получил, да ещё и как именно ты это получил. Ну представьте себе, что вам подвернулась внезапно освободившаяся вакансия, вы чудесно продвинулись по служебной лестнице, а все вокруг считают, что это просто цепь случайностей. Ну как тут не удержаться, и не рассказать всем вокруг, что вы ночи не спали, лепили из воска кукол и тыкали в них иглами? Или нет, наоборот, все было гораздо прозаичней, что вы не спали ночами, грызли учебники, в неурочное время решали задачи, не связанные с вашими прямыми обязанностями? Ну как тут смиренно сказать: "Да, мне просто повезло, на моем месте мог быть каждый". Тут ведь речь идет даже не о том, что притушить гордый блеск в глазах, тут речь идет о том, что со смаком не рассказать все подробности своей деятельности, какой бы безумной она не казалась окружающим. Не вязаться в замечательную игру "а ты докажи!", то бишь поддаться на слабо и попасть в ловушку "воспроизводимости результата". Герои предпочитают умирать в амфитеатре.

Ну так устроены у нас мозги: мы даже "чудо" будем пытаться проверить нашим рациональным умом. Хорошо в боевых искусствах: когда тебе в голову летит нога, а ты каким-то чудом убрал ее за мгновение до этого, никто не будет тебе говорить "А ты докажи", ставить тебя в ту же позицию, лупить тебе в голову со всей дури и кричать: "Аааа! Не успел убрать! Лох позорный!!!". Хотя вру. Иногда такое бывает. Но о таких особо тяжёлых случаях говорить не будем. А ведь все почему? Мы понимаем, что в условиях боя у нас не бывает повторяющихся ситуаций, каждой твое действие уникально, и фактически весь бой это цепь случайностей, которые ты или оборачиваешь в свою пользу или нет. Просто все эти изнурительные тренировки, накачка физической формы, утонченное восприятие - это всего лишь способ склонить вероятность в свою пользу. "Бог на стороне сильных армий". Но только в критических ситуациях мы это понимаем, а вот в обыденной жизни почему-то нет, и считаем, что успех нам приносят только проверенные методы и тщательно записанные в память инструкции. И поддаемся на ловушку "проверки воспроизводимости". Да ладно ещё, если в неё нас загоняют другие, так мы ещё сами туда лезем: "А что, я в правду так удачлив? А ну проверю, сигану без парашюта, я ведь такой удачливый".

Стратегия чуда - это прежде всего спонтанность. Я захотел, я сделал. Почему? Не знаю. Просто захотелось. Да, я нагнулся завязать шнурки, а в двух метрах впереди упал кирпич. Так ли важно знать, зачем ты именно в этом месте остановился завязывать шнурки? Будем ли мы проверять нашу способность чувствовать падающие кирпичи? Будем ли мы доказывать другим, что мы чувствуем падающие кирпичи? Или мы будем просто холить и лелеять нашу способность совершать дикие и алогичные поступки, несмотря на их кажущуюся внешнюю абсурдность? Спонтанность несовместима с нашим ЧСВ: ничто не может убить её качественней, чем попытка объяснить и обосновать её. Да, спонтанность тренируется, но тренируется прежде всего свободой не объяснять себе и другим причины своих поступков. Да, "стратегия чуда" вполне рабочая стратегия, но вот только попытка объяснить её в терминах "стратегии аналитической" приводит к её полному краху. Что, впрочем, вполне не мешает им существовать бок о бок и давать друг другу волшебные пендали. К тому же, как мы знаем, ЧСВ плохой помощник и обычной стратегии. И не только стратегии.
Йода

Пахать, пахать и еще раз пахать. Как завещал кто-то из великих

Как правило, мы очень нетерпеливые. Иногда даже слишком нетерпеливые. Как-то очень неохота принимать идею о том, к мастерству придется идти не 2 недели, а 2 десятка лет - такое кого хочешь напугает. В идеале хотелось бы волшебной таблетки, но можно и не очень волшебной: чтоб не все сразу, а хотя бы сократить время в пути. Хотя странно, все знают, что это за таблетка - собственные мозги, а вот поди ж ты... Все равно хочется чего-то вместо них.

Ну что ж, почему бы в качестве такого ускорения не использовать работу со своей внутренней реальностью? Те самые мысленные тренировки, модные нынче визуализации, всевозможные трансформации - книг написано бесконечное количество. Ведь, в принципе, это те самые методы групп B и С, которые действительно позволяют нам эффективно управлять деятельностью на самом нижнем уровне A. Конечно, если нет этой низкоуровневой деятельности, то трепыхаться на верхних этажах бессмысленно: "Ну ты бы хотя бы лотерейный билет купил", но как мне кажется, мы при этом упускаем еще один важный момент. А именно тот, что в самих навыках групп B и С существует абсолютно такая же вложенность всех 3-х уровней! "Что наверху, то и внизу", фрактальность, каждый уровень сам распадается на 3 уровня: а потому от сакраментального "пахать, пахать и еще раз пахать" мы никуда не денемся даже при такой, казалось бы, простой и чистенькой работе внутри своего воображения.

В некоторых стилях БИ мысленная тренировка используется как обычный инструмент. Кое-где он становится обязательным, кое-где мастер просто дает рекомендации подобной практики некоторым ученикам, если считает, что это им поможет пройти некоторые трудные моменты. В некоторых школах считается, что какие-то моменты можно отработать только таким образом: например, жесткий вход и работу локтями с выбросом. В реальной тренировки такой вход может просто искалечить партнера, а работа в мягком режиме может привести к формированию неправильных двигательных рефлексов. Но в любом случае подобный вид тренировки предлагается людям, которые уже наработали базу на тренировках, и, если даже их техника не идеальна, по крайней мере, у них есть представление об этом идеале. Представление на уровне ощущений.

Тренировать таким способом можно все, что угодно: технику, удары, бои, формы цигуна - все что душа пожелает. Все, где тебе нужен ускоренный прогресс. Но ключевым моментом будет именно работа в параллельном режиме: когда проработка идет как мысленно, так и в реальном режиме на тренировках. Человек нарабатывает обратные связи: внутренняя реальность - внешняя - внутренняя - внешняя... В идеале они, без сомнения, срастутся в одно целое, что уже будет без разницы как тренироваться, но это ж будет через 2 десятка лет...

Но помимо этого, вполне логичного, вывода о необходимости связи между внутренним и внешним есть еще одна тонкость. Практика показывает, что если сесть и представить себе спарринг, отработку движений с партнером, общие траектории движения, то проблем с этим не будет. Случаи тотального отсутствия воображения не рассматриваем. Ну конечно, можно сказать, что если мы представим антураж: зал, дружелюбные морды спарринг-партнеров, инструктора, который грозно орет за любую ошибку, мы добавим достоверности, а следовательно эффективности нашей внутренней работе. И может оказаться, что как раз эти моменты требуют как раз специальной тренировки. Вместо того, чтоб сходу бросаться в тренировочный процесс, мы вынуждены гулять по залу тщательно продумывая все детали, чтобы потом наша мысль не уходила от основного занятия. Прежде чем играть спектакль, даже в своей голове, как не позаботиться о декорациях? Чем лучше декорации, тем достоверней спектакль и тем больше вовлеченность зрителей.

Хорошо, мы решили, что мысленные тренировки (неважно, в БИ, или вообще в любой деятельности) принесут нам пользу. Мы даже уделили время построению декораций, как бы нам не хотелось сразу перейти к делу... Но как мы себя чувствуем в этой реальности? Есть ли у нас связь с "воображаемым телом"? Опять таки - спарринг, движение, траектории - это делать легко и приятно... Пока мы не задумываемся о детальном представлении наших движений. Мы и в реальной жизни об этом не задумываемся, но там нас суровая реальность сразу поставит на место, если мы совершаем ошибки. Чем хороши все восточные стили БИ, так тем, что они нам предлагают формализованный набор движений: тао, формы, ката и т.д. и т.п. И именно они становятся основной задачей для мысленных тренировок: максимально качественное и четкое воспроизведение этой формы на уровне ощущений. И должен вам сказать, это очень серьезная нагрузка на нервную систему. Даже имея практику мысленной работы с партнером, можно оказаться бессильным в такой простой вещи, как разок мысленно прогнать форму. Первое время мне приходилось бороться с жутким непроизвольным напряжением мышц, с меня градом катил пот: я мог прогнать форму от силы 2 раза, после чего пытался хоть как-то успокоить свой взбесившийся мозг, пугая окружающих безумным взглядом. Попытка точно контролировать сразу все тело: ноги, руки, положение корпуса, выбросы силы - оказывала непомерную нагрузку на психику, но и беспощадно вскрывала все ошибки техники. Напряжение возникло и усиливалось, если у тебя не было четкого представления о траектории движения или же ты просто никогда не задумывался о том, как ты управляешь той или иной группой мышц. Такая нагрузка на начальных этапах не раз приводит к мысли бросить эту непонятную практику, но... Та легкость и эйфория, которая охватывает тебя при выполнении формы в реальности, та непонятно откуда взявшаяся точность движений, то состояние потока и сосредоточенности - дают представление о призе, который ты в итоге получишь.

"Садитесь и представляйте, у вас все получится". Может и получится. Но все же, волшебных таблеток не бывает - если хочешь сделать подобный инструмент удобным и рабочим, все равно придется задуматься, где же там база - те самые методы группы А. Методы, в которых есть только один способ тренировки: пахать, пахать и еще раз пахать. А волшебная таблетка... Она есть. Просто обычно никто не задумывается, что самая лучшая волшебная таблетка для тебя та, которую ты сделал сам.
Йода

Вилли Мельников

Всегда ведь интересно послушать человека, который знает и умеет что-то очень хорошо? А если человек это знает не просто хорошо, а на таком уровне, что даже представить сложно? Когда уровень мастерства уже зашкаливает все мыслимые и немыслимые критерии оценки? Вот и Вилли Мельников: где вы еще найдете человека, который знает 103 языка? Заметьте: не 2, не 3, не 10, и даже не 25, а 103. Такое количество уже выходит за рамки воображения: только представьте, что творится в голове такого человека? Существуют ли для него вообще языки? Судя по его словам и поведению, я бы сказал, что они для него уже слились в один язык, который, по мере необходимости, поворачивает к собеседнику необходимой гранью - языком, в нашем понимании этого слова.

Вообще, послушать Вилли Мельникова интересно в двух аспектах: как он докатился до такой жизни (практические советы по изучению языков) и как это влияет на восприятие мира (последствия мастерства такого уровня). И, как вы догадываетесь, наиболее ценным это становится, когда понимаешь, что эти два аспекта неразрывно связаны между собой. Способ восприятия мира порождает методы, а методы порождают способ восприятия мира.

Для себя я бы выделил главный метод Вилли Мельникова: установление как можно больше связей. Не важно чего с чем. Главное, больше связей. Связей между тем, между чем вообще не может быть связей: звуки, образы, понятия. Разве что, как я заметил, с телом он работать не любит. Отсюда и конкретные рекомендации и методы: представления языков в виде живых картинок (японский - как бездонная пропасть с притулившимися на склонах домиками), отнесение разных групп языков к разным семействам математических фракталов, записывание слов одного языка только словами другого языка, изучение одновременно как минимум 3-х языков. упаковка в слово одного языка нескольких слов из разных языков, написание слов одного языка письменностью другого, рисование картин стихами, вслушивание в чужой язык как в музыку - без сознательных попыток понять о чем речь.

Фактически, Вилли Мельников довел стандартный механизм синестезии и ассоциативных связей до уровня искусства. Когда он говорит, не покидает ощущение, что он одновременно живет-думает-чувствует сразу на нескольких уровнях, и общение с аудиторией происходит только на одном из них. Понятно, откуда возник его язык собственного изобретения "вискомуфта", ему уже тесно в рамках отдельных слов любого языка с их дискретными значениями: ведь когда твое мышление происходит в неком надсемантическом пространстве, распаковка смыслов отягощается паразитным расходом сил и потерей части информации. Идея квантовой лингвистики Налимова находит блестящее подтверждение в этом человеке: слова фигурируют уже не как отдельные частицы языка, а как волновые функции, чей смысл интуитивно понятен, но размыт по целому спектру понятий.

Вилли Мельников ходячая демонстрация принципа "если ты мастер в одном, ты мастер во всем". Он не профессиональный лингвист и филолог: он врач. А еще поэт, художник, полиглот - разве что не пароход. И излагая свои методы изучения языков ему проще оперировать медицинскими терминами, а отнюдь не лингвистическими , что, по его словам, часто служит причиной конфликта с профессиональными лингвистами. Лучше всего языки изучать минимум по три за раз. Почему? А это как лекарство: в каждой таблетке содержится 3 компонента: основное средство, вспомогательное и вкусовое. Вот отсюда и совет: берите 3 языка, которые, желательно, принадлежать к максимально удаленным языковым группам. Один будет основным, второй вспомогательным, а третий... А третий он вообще предлагает брать мертвый язык-изолят. Хотя, сам Вилли не любит слово "мертвый", он предпочитает использовать слово: "умолкнувший" - по его мнению, мертвых языков не бывает.

Не менее интересна его рекомендация, с чего следует начинать изучение языка. Грамматику он считает "скелетом" языка, а потому начинать с нее будет не самая лучшая идея. Ведь для того, чтобы поднимать тяжести, отнюдь не обязательно сначала изучить анатомию своего организма: так же и пользоваться языком можно, не зная его грамматики. Дети ведь тоже сначала начинают говорить на родном языке, а уж потом в школе постигают грамматику. В противовес грамматическому подходу, сам он предпочитает начинать с фразеологии и идиоматики языка, чтобы почувствовать весь язык целиком. В этой идеиВилли Мельникова заложена гораздо более, чем просто изучение языков. С высоты своего опыта, он обзывает нашу (европейскую) цивилизацию "цивилизацией обрезанных цитат". Наши языки, наша цивилизация, наша культура построена на цитатах: причем на обрезанных цитатах. Он приводил много примеров, но наиболее впечатляющим для меня был пример с цитатой "в здоровом теле - здоровый дух". По его словам, оригинал этой фразы надо переводить так: "хорошо бы, чтоб в здоровом теле был здоровый дух". Обратите, насколько искажается наше культурное пространство таким обрезанием фразы.

Вилли считает, что любая культура как раз и строится на таких кирпичиках-фразах, что формируют наше общее культурное пространство той или иной языковой среды. Отсюда вполне естественно, что для постижения образа мышления представителя той или иной культуры необходимо начинать именно с фразеологии иидиоматики : это позволяет начинать сразу думать как носитель другого языка, не пользоваться костылями в виде кальки с фраз родного языка. Ты изучаешь слова другого языка, ты просто переключаешь свой мозг в другой режим структурирования реальности, и в этом случае использовать другой язык будет само собой разумеющимся. Фактически,Вилли Мельников предлагает вывернуть на изнанку фразу "изучать язык". Нет, он предлагает "позволить языку учить тебя". Он вообще относится к языкам как к живым существам, страшим братьям по разуму, насилие по отношению к которым бессмысленная трата сил. Надо всего лишь позволить чужому языку овладеть собой.

Надо всего лишь позволить чужому языку овладеть собой... Хорошая мысль, не так ли? А теперь заменим слово "язык" на что угодно. Ведь Вилли Мельников прежде всего предлагает выкинуть из себя саму идею насильственного последовательного овладевания мастерством и знаниями. Просто прыгни в воду и почувствуй, как вода сама тебя держит на поверхности и как она обтекает твое тело во время гребка: позволь воде самой тебя научить, как лучше в ней плавать. А еще лучше - как самому стать этой водой. И да... Вилли Мельников на этом не акцентирует внимания, но... Он просто любит языки: сильно и искренне. И языки платят ему взаимностью.
Йода

Гурджиев. По заявкам не понятно кого

Уж очень много в последнее время появилось новомодный учителей, техник, практик по самосовершенствованию, развитию и прочему эзотерическому барахлу , что уже мало кто вспоминает классиков жанра, с которых можно считать появились системы, с одной стороны направленные на саморазвитие, а с другой стороны пытающиеся отбросить лишнюю эзотерическую шелуху и слепые ритуалы. До сих пор отношение к Гурджиеву не однозанчно: одни его считают великим учителем, другие презрительно относят к многочисленному ряду эзотериков начала 20 века, а третьи его вообще считают талантливым мистификатором и обманщиком. Но мы то с вами знаем, кто на самом деле были все великие учителя?

О Гурджиеве в основном известно по работам одного из его последователей П. Успенского, который, будучи журналистом и литератором, довольно хорошо описал свою работу в одной из групп Гурджиева, используемые им техники, систему обучения, убеждения, теории. Есть также работы написанные самим Гурджиевым, только вот читать их неподготовленному Успенским сознанию очень сложно, так как сам Гурджиев исповедовал принцип максимального усложнения текста. Если человек хочет знаний, он должен уметь продраться через все препятствия, и только тогда это знание будет его. Дело осложняется еще и тем, что сам Гурджиев писал на армянском, потом его переводили на русский, с русского на английский, и нынешние тексты это обратный перевод на русский с английского. Понятно, что ясности и без того сложные тексты это не добавляет.

По моему лично впечатлению центральной идеей системы Гурджиева выступает идея кристализации своего Я. Когда ты постепенно с одной стороны растишь свою личность, своя Я, а с другой стороны методично отсеиваешь всю шелуху и наносные пласты чужих мнений, влияний, внешних обстоятельств, которые погребают свою личность под собой. Эта та же идея, у которой растут техники из буддийских практик - проснуться. Вспомнить себя, уйти от обычного существования в этом мире: "есть обстоятельства, нет человека" и придти к состоянию "есть обстоятельства, есть человек". Только в отличии от дальневосточных техник, Гурджиев (по его словам) отталкивался от традиций ближнего и среднего востока, поэтому его система достаточно жестка, прямолинейна и требует изрядной самодисциплины. Она суха, рациональная и совершенно лишена "розовых соплей" и местами может показаться даже жестокой.

Квинтэссенцией его системы я бы назвал практику "вспоминание себя". Занимаясь любым делом: домашними делами, гуляя, сидя на работе нужно постоянно помнить, что это делаешь ты. "Я делаю, я гуляю, я ковыряюсь в носу" - и это не просто проговаривание фраз, нужно всеобъемлющее осознание этого факта, именно "вспоминание себя". Помнить, что это ты, а не кто-то другой - твое Я, ты всегда "здесь и сейчас". При этом погружаться полностью в осознание себя тоже нельзя. Необходимо осознавать все, что происходит вокруг. Обычно отталкиваются от кинестетических ощущений, но в идеале надо сразу включать в зону внимания ВСЕ фильтры: аудиальные, визуальные, кинестетические (ВАК). Можно сказать - это внешне-ориентированный транс, за одним исключением - нужно помнить себя. Сознание разрывается между вниманием ко внешнему миру и попытками держать воспоминания о себе.

Причем какие там сантименты - начинаем с малого и постепенно двигаемся к большему, какие там ограничения практики по времени по 20 минут в день. Это все как-то не по-взрослоому - взялся за практику, так уж давай, не отлынивай, вспоминай себя. Только вот проблема в том, что через 5 минут ты начисто забываешь, какой практикой ты хотел заниматься. Ты не то что себя не помнишь, ты вообще забываешь, что хотел это сделать. Сама практика направлена даже не на достижения результата, а скорей чтоб вы отслеживали себя. С помощью ее отслеживаются шаблоны поведения, привычки, типовые реакции - всплывают все твои слабые места. Тело человека, его ум воспринимаются как машина, которую надо настроить и оптимизировать. Только вот проблема в том, что ее начать оптимизировать, ее надо очень хорошо изучить, для чего и нужна такая практика.

Другим примером практики для изучения себя и одновременно формирования новых шаблонов для тела и ума может быть практика "Замри". Это не совсем та детская игра - она на порядок строже и беспощадней. Ты должен замереть не пытаясь сделать позу комфортнее - как поймали, так и замирай. Не можешь стоять - падай, но держи позу. В книге Успенского приводится пример, когда человека поймали на команду замри с чашкой кофе в руке и выпученными губами. После команды "отомри" у него были волдыри от ожогов на руке. Идея этого упражнения в том, что тело и ум двигаются фиксированно, от одной позы к другой, как можно быстрей проскакивая промежуточные позиции. А так как ум и тело связаны между собой, то привычный набор поз и движений позволяет нам думать только шаблонами. Когда нас внешний человек ловит на команду "Замри" мы попадаем в положение, в котором никогда не были, что никогда не сможем сделать, отдавая команду себе сами.

Во многих случаях Гурджиеву плевать на нужды тело. Для него это инструмент для реализации развития себя. Телега - тело, кони - эмоции, возница - ум. Они не имеют значения - имеет значение только тот, кто едет в телеге. И именно он должен получить власть над всей системой, и он должен выбирать, куда он хочет двигаться, а не возница или еще хуже - лошади или сама телега. Сам он знал, что ему нельзя курить - но курил, нельзя пить кофе - он пил его ведрами. И он использовал боль и свои вредные привычки для своих практик - чтоб добраться до своего Я. Даже в день своей смерти он сохранил полное сознание и контроль над телом, хотя по мнению врачей он должен был потерять сознание от боли. Другое дело, что так ли нужно было умирать именно таким образом? Да и надо было ли вообще умирать?

Одной из его идей была идея Абсолютного Искусства. Он полагал, что субъективное искусство - это не искусство, это жалкое подражание искусству. Они искал и пытался выработать принципы идеального искусства, которое бы оказывало воздействие на всех, и его воздействие было одинаковым, а не опиралось бы на субъективные оценки. Его эксперименты в этой области завораживают. Записей с танцами в постановки Гурджиева не так уж и много, но когда я смотрю на них, я буквально цепенею. Музыка восточных ритмов, абсолютная синхронность движения участников, сложные координационные движения. Тебя уводит ритм, завораживает синхронность, а тело просто впадает в ступор, пытаясь хотя бы мысленно повторить движения партнеров. Может это и не абсолютное искусство, но пробирают эти танцы глубоко.

Конечно с современной точки зрения такое насилие над собой можно считать излишним, но думаю в то время мало бы нашлось людей в западном мире, которые бы построили мост между восточными техниками и западным прагматизмом. По крайней мере знакомясь с его системой можно взглянуть под новым углом зрения на современные техники, и вспомнить, что "все время хорошо - тоже плохо", и навыки самодисциплины, умения в любой момент взять повозку, лошадей, и возницу своей жизни в жесткий кулак своей воли никогда не помешает.

Ссылки:
Петр Успенский. В поисках чудесного
Некоторые работы Гурджиева
Фритц Петерс. Детство с Гурджиевым
Священные движения Гурджиева
Йода

Объявленные поединки - БИ ли это?

Помню в детстве, мы на полном серьезе обсуждали, кто победит: кит или акула? Были еще варианты лев или тигр. И соседский здоровущий кобель и забредший из леса волк. Потом мы выросли, и стали обсуждать кто кого сделает: соседский гопник Вася, и тот здоровый мужик с лесобазы.

Ну и еще ведь есть и профессионалы: всякие боксеры, дзюдоисты, каратисты, опера из группы захвата, и прочие люди, чья профессия бить морды своим ближним. Если с боксерами все просто: критерий практики истина – стравливаем, и наслаждаемся. Но тут возникают вопросы: а кто кого сделает – боксер и каратист. Чего проще – стравливаем, ага? Тогда вопрос – по каким правилам?

Практически все современные единоборства проводят соревнования по а) правилам; б) в условиях объявленного поединка. Чаще всего данное единоборство уже нельзя называть боевым искусством – ибо это просто спорт. В настоящем поединке не бывает ни правил, ни условий объявленного поединка.

С правилами вообще очень интересная история. Там где школы начинают проводить поединки, неминуемо возникают правила. Но правильно, не убивать же друг друга? И тут происходит интересная вещь: техника, изначальная направленная на решение задачи выживание в условиях необъявленного поединка, начинает трансформироваться в технику, заточенную на победу в рамках правил. Ну да, в какой-то мере эта техника остается эффективной и на улице – против неподготовленных людей. А если он подготовлен? И приучен драться по другим правилам? Хорошо, если он не привык закрывать голову, а если он привык первым делом ломать ноги?

С условием объявленного поединка еще сложней. У вас с оппонентом разгорелся конфликт, вы одели перчатки, вышли на какую-то ограниченную территорию, встали друг против друга и начали бить друг друга по мордасам. Еще секунданты, рефери – замечательно. Но только где тут неожиданный удар в спину? Где возможность (самая разумная) сделать ноги от противника? Где непредсказуемость ваших ходов? Где голые кулаки, которые так легко травмировать, и незащищенная шлемом голова? Где то самое олицетворение реальной жизни, которое так выпукло проявляется в условиях необъявленного поединка?

В спортивных секциях нас не учат выживать, нас учат побеждать. В заданных рамках. Как правило, школы, которые пытаются сохранить дух боевого искусства старательно уклоняются от проведения официальных соревнований: ведь стоит утвердить правила, можно считать что дух боевого искусства в нем начинает умирать. Боевое искусство учит не побеждать, оно учит увеличивать шансы своего выживания – не больше не меньше. Даже после объявления дзю-до олимпийским видом спорта Дзигиро Кан сомневался, правильно ли он поступил, но так и не пришел к окончательному выводу.

А вот у других школ, претендующих на звание боевого искусства, но старательно уклоняющихся от поединков, возникает другая проблема: они становятся совершенно оторванными от практики. Да, у них нет заточенных приемов для проведения по определенным правилам, но в них начисто отсутствует дух боя. Там отсутствует стресс – который подготавливает психику к мгновенной мобилизации и заставляет мгновенно принимать решения. Да в конце концов тот самый запах адреналина, который так густо висит в залах муай-тая, кёкушина и прочих неласковых видов единоборств, презирающих прочие школы балета и фитнеса, и надо сказать, не без оснований.

Вот поэтому я всегда предпочитал заниматься не конкретными стилями, а заниматься у конкретных людей, которых помотала жизнь, которые уже усвоили, что объявленных поединков по правилам не бывает, и которые в меру своих сил и способностей пытаются передать это ученикам. Что меня иногда удивляло, так это то, что такие люди, как правило, совсем даже не известны, и чаще всего находятся в стороне от общих тенденций развития боевых искусств, что очень затрудняет их поиск, заставляя надеяться только на случай. Но что самое интересное, что в встречи с ними случайными почему-то не бывают.